Аналитика

В Азербайджане опасаются, что санкционное противостояние между Западом и Россией может стать стимулом для признания НКР

Артак Барсегян
«Радиолур»

На днях по инициативе исследовательского центра «Регион» состоялась интернет пресс-конференция директора Европейского Геополитического Форума (ЕГФ), политолога Марата Тертерова (Брюссель). Эксперт ответил и на наши вопросы.

— Г-н Тертеров, каким Вам видится политический потенциал Евразийского Экономического Союза?

— Для Беларуси и Казахстана союз означает расширение возможностей укрепления экономического потенциала. А вот для России – это и политический потенциал, потому что из всех нынешних и возможных членов ЕАЭС только Россия является геополитическим игроком. ЕАЭС – это плюс для России в отношениях с Брюсселем, Вашингтоном. Что касаестя Украины и Южного Кавказа, то это инструменты России в этих отношениях.

— В свете санкционной конфронтации между Москвой и Западом насколько реально достижение “Большого мирного договора” по Карабахскому конфликту?

— Санкции не имеют никакого прямого отношения к Карабахскому конфликту и к его разрешению. Хотя, как я понимаю из высказываний знакомых мне азербайджанских экспертов и политических деятелей, в Азербайджане есть опасения, что признание ЛНР и ДНР, из-за которых собственно и началось это санкционное противостояние (Крым, как заявляют западные аналитики – уже забытая история), может стать стимулом и для признания НКР.
Но я лично считаю, что использование Россией Карабахского фактора в качестве инструмента не будет иметь значения для снятия санкций Западом. Ведь санкции Запада связанны именно с Восточной Украиной. Они направленны на то, чтобы Москва изменила свой подход к Украине, вывела свои войска и приостановила поддержку ополченцев. И потом, насколько стороны были близки к урегулированию до санкций? Следовательно и снятие санкций не может автоматически приблизить армянскую и азербайджанскую стороны к мирному договору.

— Может ли Южный Кавказ стать предметом политических торгов между Кремлем, Брюсселем и Белым Домом в контексте украинских процессов?

— Не думаю, что это может быть. Как я уже отмечал выше, у Белого Дома нет большого аппетита по отношению к Южному Кавказу. В Штатах нет намерения соединить все цепочки постсоветского просранства в одно целое. В США сегодня вопрос общественного нарратива ежедневного значения – это Украина. Что касается России, то она рассматривается не как равнозначный США партнер, даже не как Китай, а как головная боль. Сегодня у российских дипломатов нет прямого серьезного диалога с американскими дипломатами.

Показать больше
Back to top button