Политика

Отто Люхтерхандт: Эта система принесла ФРГ высокий уровень стабильности

Профессор Гамбургского университета Отто Люхтерхандт начиная с 90-х годов принимал участие во всех конституционных реформах, которые проводились в независимой Армении. Новый проект Конституции РА исключением не стал, и профессор признается: конституционные реформы, на пороге которых стоит республика, важны и нужны Армении и являются залогом ее развития. В интервью Panorama.am Отто Люхтерхандт признался, что испытывает удовольствие, наблюдая за этим процессом, и что для него высокая честь в нем участвовать. Ниже приводим интервью без изменений и сокращений:

– Господин Люхтерхандт, Вы отметили, что новая Конституция – это залог развития Армении. Однако наверняка слышали критику, что сейчас совершенно не время идти на конституционные реформы и особенно переходить к парламентской модели государственного управления. Так вовремя ли мы идем на проведение данной реформы?

– Во-первых, я бы хотел сказать, что изменение системы правления – действительно ядро и суть этих реформ. А что касается ее принятия, то это политический вопрос, и общественность Армении сама должна на него ответить – принять новую Конституцию или нет. А во-вторых, изменение системы и переход на парламентскую модель правления на самом деле имеет свою логику. Армения уже испытала на себе и плюсы, и минусы смешанной системы, и об этом не раз заявлял сам президент РА Серж Саргсян: что при действующей системе фактически все решает президент, несмотря на то, что, согласно действующей Конституции, и парламент должен принимать решения. Конечно, фактически они вместе принимают решения, но президент является главным не только в сфере внешней политики и безопасности, но и всех вопросов,  касающихся  внутренней политики. И это связано с тем, что действующий президент имеет право быть членом той или иной политической партии и даже быть лидером этой партии, что представляет собой проблему. Поэтому если данная конституционная реформа будет принята, то реальная, исполнительная власть перейдет от президента правительству как коллегиальному органу и премьер-министру. Парламент, конечно, будет главным представительным органом, непосредственно легитимизированный  прямыми выборами, в отличие от президента, ведь сегодня как президент, так и парламент имеют одинаковую легитимность. В перспективе, если Конституция будет принята в этой редакции, президент в отличие от парламента будет иметь косвенно-легитимизационную власть, что означает ослабление, а представительство народа в лице парламента будет на первом месте. Но это не означает, что другие конституционные органы – как президент, так и правительство и тем более судебная власть – будут в подчинении у парламента.

Очень важный аспект изменений в профиле президента, так как президент будет настоящим представителем своей нации, надпартийным, будет нейтральным органом. Конечно, он действует в сфере политики, так как без этого невозможно, но согласно новой Конституции, президент не является политиком в классическом смысле этого слова. Как и судья, президент тоже входит в исполнительную власть, это ясно, но, тем не менее, он входит в исполнительную власть как нейтральный, независимый орган. И тем более – не как партийный деятель.

– То есть не в том аспекте, к которому мы привыкли.

– Абсолютно правильно, так как Армения привыкла, что все без исключения смотрят сегодня на президента – куда смотрит президент, чем он занимается, что он скажет, – и не обращают внимания на правительство. Да, вы привыкли смотреть на фигуру президента, но в перспективе он будет зависеть от правительства и парламента.

Приведу в пример Польшу, где была смешанная система правления при довольно значительной фигуре президента Леха Валенсы. Были постоянные стычки между президентом с парламентом и правительством. Из-за этой конфронтации были постоянные проблемы. Это борьба за власть между данными  конституционными органами, что не является позитивным. Ведь эти органы должны сотрудничать на пользу государства и для всеобщего блага. И это не единственный пример. Так где же выход?

Выход везде нашли тот же самый, то есть переход со смешанной системы правления на парламентскую систему правления, где главным политическим органом будет парламент. И здесь важен тот факт, что президент больше не избирается со стороны народа, потому что если бы он имел такую же демократическую легитимизацию, как и парламент, это привело бы к политической борьбе между ними. Согласно новому проекту Конституции, президент будет избран специальным собранием, в котором будут представлены все области Армении. Это, кстати, похоже на ту систему, которая действует в Германии: наш президент тоже является политически нейтральной фигурой и избирается не парламентом, а специальным собранием, в котором представлены члены федеральных парламентов и 16 земель. Это связано с тем, что как у нас, так и в перспективе в Армении президент должен представлять всю нацию, всю страну.

– Вы, безусловно, знакомы с той критикой, с которой оппозиция обрушилась на конституционные реформы. Например, некоторые считают, что эти реформы дают действующей власти надежные рычаги для воспроизводства, а также возможность президенту решить проблему с запретом третьего срока. Вы видите такие риски?

– Я думаю, что все эти опасения со стороны оппозиции беспочвенны и необоснованны, а в принципиальном плане эта реформа выгодна именно оппозиции, потому что, скажите мне, где представлена оппозиция? Конечно же, в парламенте и нигде более: ни в администрации президента, ни в правительстве, а именно в парламенте. Они сейчас являются меньшинством в Национальном Собрании, и, как я об этом уже говорил, у президента при данном раскладе ситуации есть очень большая власть. И хотя оппозиция его может критиковать до бесконечности, но вообще не может претендовать на его замещение. В перспективе же, если реформы пройдут, тяжесть власти от президента переходит к парламенту, то есть представленная в парламенте оппозиция будет иметь намного больше возможностей и полномочий для своих действий.

Что касается опасений оппозиции по поводу того, что действующий президент посредством этих реформ решает свои личные устремления, по примеру Саакашвили в Грузии, то я могу сказать одно: конечно, это возможно и по Конституции вполне легитимно, ведь все решается посредством свободных и справедливых выборов. Однако насколько я сам слышал, президент уже заявил, что он не претендует на пост премьер-министра и т.д. Конечно, мне могут заявить, что он может и изменить свое мнение, как любой свободный человек, но не будем забывать, что все зависит буквально от избирателя. Ну, а что касается оппозиции, то надо бороться и сделать все, чтобы в Армении выборы действительно были свободными и справедливыми, а не руководствоваться тем предрассудком, что они все равно будут несправедливыми.

– На днях члены Венецианской комиссии в Ереване заявили о том, что новый проект Конституции в целом соответствует европейским стандартам. Но, тем не менее, в какой-то степени поддержали тех оппозиционеров, у которых положение о втором туре парламентских выборов вызывает опасения, предложив регулировать этот вопрос посредством Избирательного кодекса. Что Вы думаете на сей счет?

– Да, я знаком с этой критикой. В Ереване я встретился с членами Венецианской комиссии, и мы обсудили эту проблему. Мы пришли к выводу, что в Конституции должна быть принята та формулировка, которая является довольно гибкой и которая даст возможность партиям в промежуточном сроке создать коалицию без второго тура или до возможного второго тура. Если партии не сумеют это сделать из-за, допустим, политических разногласий, то должен быть проведен второй тур, что тоже имеет свой плюс: главный принцип – организовать и обеспечить стабильное правительство. Это тоже является ядром  реформы, и необходимо сделать все, чтобы гарантировать работоспособность функционирования правительства.

– Что можно сказать о судебной власти? Что изменится благодаря Конституционным реформам в этой сфере?

– Могу сказать однозначно: один из плюсов новой Конституции в том, что независимость судов Армении намного повысится. Кроме того, расширятся компетенции и полномочия Кассационного суда, но не только его, но и вообще судейского корпуса. Новая Конституция даст возможность защищать судебные органы от исполнительной власти и от парламента, а также частично от верхушки самих судов.

Парламентская система правления, на мой взгляд, очень удачная система. Мы в Германии уже 66 лет живем при такой системе, и главным образом эта система принесла ФРГ очень высокий уровень стабильности. Сегодня Германия в Европейском союзе является самым стабильным государством.

Показать больше
Back to top button