Аналитика

Газета: «Запад ведет Баку к демократизации, чтобы решить карабахский конфликт»

На днях генсек ОБСЕ Ламберто Заньер заявил, что “в ближайшие месяцы может быть проведена очередная встреча Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта”, а также не исключил “возможности встречи президентов Азербайджана и Армении в ближайшее время”. К теме обратилась ереванская газета «Новое время».

В этой связи сразу возникает проблема переговорной тематики лидеров двух государств, поскольку МГ ОБСЕ уже не первый месяц работает над этим сценарием, и все время входящие внешние факторы его меняют. В данном случае речь идет о вооруженных стычках на линии соприкосновения конфликтующих сторон. Так, постоянное представительство Азербайджана при ОБСЕ, выступив с критикой работы Минской группы, подчеркнуло, что “мера отвода снайперов, а также просто наблюдательская деятельность ОБСЕ на линии соприкосновения войск не эффективна”, а “любые инициативы блокируются нежеланием армянской стороны их выполнять”. О каких именно инициативах ведется речь, никто не знает. Помимо того, представительство заявило, что они видят попытки некоторых стран “заморозить” нагорно-карабахский конфликт. В принципе, в этом нет ничего зазорного, ведь вести квалифицированный переговорный процесс можно только в ситуации, когда не ведутся боевые действия, либо следует вернуться назад и начать поиск условий прекращения столкновений через ввод определенных посреднических процедур. Тогда политическое урегулирование конфликта с выработкой и подписанием документов, имеющих правовую силу, относится на потом, и в силу вступает так называемый принцип постепенности, предусматривающий проработку различных вариантов решений со сложным их согласованием и с вероятностью очередного “провала”.

Однако в отношении карабахского урегулирования это будет шагом назад, поскольку появляются факторы, нивелирующие положения так называемых обновленных Мадридских принципов, которые были выдвинуты МГ ОБСЕ в 2007 г. в Мадриде и обновленны в 2009 г. Эти принципы подвергались критике со стороны всех участников конфликта — и Армении, и Азербайджана, и Нагорного Карабаха. В настоящее время Баку принимает “мадридские принципы” с оговоркой, что Нагорный Карабах может быть только в составе Азербайджана, пусть даже и с самой широкой автономией. Ереван также признает основы “мадридских принципов”, но с определенными оговорками. При этом Степанакерт участия в переговорах не принимает.

Если цель Баку заключается в изменении направленности минского процесса, то он близок к цели. Кстати, ранее Азербайджан предлагал дополнить состав Минской группы Турцией, исходя из того, что Россия как один из сопредседателей группы состоит с Арменией в стратегическом партнерстве через членство в ОДКБ, а потом уже и через Евразийский экономический союз. Это создает для Баку ситуацию “болезненного пата”, служит поводом для критических выпадов в адрес Москвы, которая якобы “держит в своих руках ключи от карабахского урегулирования”. Так, глава Центра политических инноваций и технологий, политолог Мубариз Ахмедоглу заявлял, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта “находится в заложниках у МГ ОБСЕ”, которая, несмотря на то, что “действует в соответствии с мандатом ООН, не выполняет резолюции Совета Безопасности ООН”. Политолог предложил изменить формат института сопредседателей Минской группы, включив в него, наряду с Россией, США и Францией, не только Турцию, но и Германию. Берлин отказался, Анкара против не выступила.

Любопытно, что на состоявшейся в Москве третьей пленарной сессии “Стратегические интересы и перспективы взаимодействия России и Турции в решении региональных проблем” международной конференции “Россия и Турция” о необходимости активизации Анкары вместе с Москвой на карабахском направлении говорили первый глава Постоянной миссии ОБСЕ в Грузии Халиль Акынджи и бывший заместитель министра иностранных дел Турции (1991-1995) Оздем Санберк. Эта позиция косвенно была поддержана директором Третьего департамента стран СНГ МИД России Александром Стерником и научным руководителем Института востоковедения РАН Виталием Наумкиным, который уточнил: “Если мы смогли преодолеть разногласия на Южном Кавказе и нигде не поссорились, то тем более не стоит ссориться там, где можно объединить силы”.

Допустим, что Турция становится одним из сопредседателей МГ ОБСЕ. Естественно, что она блокируется с Азербайджаном, создавая противовес России и Армении. При этом формируется и западный альянс США — Франция. В таком случае появляются важные нюансы, которые, кстати, грамотно предвидит депутат азербайджанского парламента, политолог Расим Мусабеков. По его мнению, если число сопредседателей увеличится, возникнет необходимость еще и в посреднике, который приводил бы к общему знаменателю самих сопредседателей. Это первое. Второе. По мнению Мусабекова, на ситуацию в Нагорном Карабахе “определенное влияние может оказать то, как будет разрешена ситуация на Украине”, где в переговорный процесс включены Донецк и Луганск. Поэтому расширение числа сопредседателей Минской группы может и, видимо, будет оговариваться необходимостью привлечения к участию в переговорном процессе Степанакерта.

В нагорно-карабахском конфликте азербайджанская сторона с самого начала рассматривает Армению как непосредственного участника конфликта и отказывается вести переговоры с представителями Степанакерта, не видя в нем самостоятельного субъекта. В свою очередь армянская сторона и Нагорный Карабах настаивают на полноправном участии представителей НКР в переговорах. Аналогичные ситуации не раз возникали в других региональных конфликтах, например, при обсуждении вопроса об участии палестинцев на переговорах по ближневосточному урегулированию, но все завершалось не так, как предполагали изначально сценаристы.

Третье, о чем говорил другой бакинский политолог, Зардушт Ализаде: “Азербайджан для завоевания международной поддержки должен апеллировать не только к нормам международного права, но и проводить внутренние реформы, уважать права человека, не подавлять НПО, не преследовать активистов и журналистов”, что, вопреки внешней несвязанности с карабахским конфликтом, сказывается и скажется на перспективах его урегулирования. Это новый аспект в отношениях между сторонами — участниками конфликта. Во всяком случае, по нашей оценке, так называемый западный блок в МГ ОБСЕ начинает расширять платформу урегулирования с намерениями изменить ситуацию прежде всего в самом Азербайджане. На днях генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд проинформировал комитет министров организации о своем решении приостановить участие в совместной с Баку рабочей группе по правам человека, что стало еще одним выпадом от “проповедников западной демократии”. Он обосновал свое решение тем, что в стране “наблюдается ухудшение ситуации в сфере прав человека”. В официальном сообщении указано, что перед оглашением своего решения в комитете министров Ягланд проинформировал о нем президента Азербайджана Ильхама Алиева. Ранее, 10 сентября, Европарламент принял резолюцию, осуждавшую Баку за репрессии в отношении гражданских активистов. Парламентарии призвали Еврокомиссию провести тщательное расследование фактов коррупции в азербайджанском руководстве, а также рассмотреть вопрос применения санкций и визовых ограничений в отношении всех политических деятелей, чиновников и судей, имеющих отношение к преследованиям.

Ответ Баку на это был традиционно резким. Алиев обвинил Европарламент и некоторые западные страны “в предвзятом отношении к Азербайджану, стремлении дестабилизировать ситуацию в стране и навязать свои условия”. Отметим и то, что когда Россия решила поддержать Баку и стала обвинять ЕС и ОБСЕ в предвзятом к нему отношении, то в Азербайджане на уровне политологического сообщества выдвинули претензии уже к Москве. Последняя якобы желает “углублять разногласия между Западом и Азербайджаном с надеждой на то, что это приведет к усилению влияния России в регионе”, что является “нежелательным процессом с учетом того, что, опираясь на военно-политический союз с Россией, Армения продолжает держать под оккупацией азербайджанские территории и настаивает на статусе независимости для Нагорного Карабаха”.

Но следом еще один сюрприз Баку преподнес посол США в Азербайджане Роберт Секута. Выступая в азербайджанской Дипломатической академии, он не случайно решил вспомнить “традиции Азербайджанской народной республики, во время которой были обеспечены демократические нормы и свободы”, и подчеркнул, что Вашингтон считает “важным развитие демократических институтов, верховенство закона и обеспечение основных свобод”. Кстати, в этой связи член Центра изучения Ирана и Евразии (IRAS), профессор Тегеранского университета Бахрам Амир-Ахмадиан не так давно поделился своими интересными наблюдениями. По его словам, если распад Российской империи привел к формированию на ее национальных окраинах демократических институтов и государственных образований, то развал СССР воссоздал в получивших независимость бывших советских республиках “тоталитарное правление со структурой, аналогичной той, которая существовала в Советском Союзе, но приукрашенной в тона национализма”, что сопровождалось вспышками межэтнических конфликтов как протест против новой национальной “советской” самобытности”. Это намек на то, что Баку сможет изменить ситуацию в отношении Степанакерта и статус конфликта только при условии внутренних демократических преобразований.

Пока же стороны конфликта поддерживают в отношениях друг к другу высокий уровень враждебности. Центр этнополитических и региональных исследований России относит карабахский конфликт к разряду конфликта-программы, а не конфликта-бунта и конфликта неуправляемых эмоций. Однако с учетом бурно развивающихся драматических событий на Ближнем Востоке, всего в нескольких сотнях километрах от границ Армении и Азербайджана, необходимо выходить на реалистичный подход, отходить от приемов тайной дипломатии, переходить на уровень честной и открытой дискуссии по реалистичным способам урегулирования конфликта. Баку должен демонстрировать готовность к диалогу со Степанакертом при любом раскладе сил и при любых перспективах с учетом того, что национальный эгоизм уже довольно далеко оттолкнул соседние народы друг от друга. Решения могут быть эффективными только при достижении двусторонних или трехсторонних соглашений, либо Баку — Ереван, либо Баку — Степанакерт — Ереван, а не через подключение в “игру” сегодня Турции, а завтра, возможно, и Ирана. Если признанные государства Азербайджан и Армения и непризнанный Карабах не мобилизуют исторически общие политические, социальные и иные ресурсы, проблемы будут решать другие внешние силы в своих интересах.

И еще. Конечно, МГ ОБСЕ может добиться очередного саммита Алиев — Саргсян, принудить их к соблюдению режима прекращения огня на линии фронта. Но лидеры двух стран должны иметь реальную повестку дня по обсуждению карабахского конфликта и сами искать пути выхода из него, поскольку в скором времени может сложиться так, что дальнейшие события в регионе станут развиваться по самому неожиданному для всех сценарию. Не случайно бакинский портал Haggin.az указывает на сложное геополитическое положение, в котором оказался Азербайджан, “как в связи с карабахским конфликтом, так и в силу своего геостратегического расположения на стыке осей Север — Юг и Запад — Восток”, призывая вспомнить китайскую пословицу: когда дерутся крокодил со львом, выигрывает обезьяна, которая наблюдает сверху.

Показать больше
Back to top button