ГлавнаяПолитика

Пашинян: «В данной ситуации карабахский вопрос имеет только одно решение — отделение ради спасения»

Премьер-министр Армении Никол Пашинян дал французской газете Libération интервью, перевод которого представляем ниже:

Libération: Господин премьер-министр, почему не действует режим прекращения огня?

Премьер-министр Никол Пашинян: Потому что Азербайджан, по сути, отверг перемирие. Хотя заявление было принято совместно, однако вместе с тем очевидно, что Турция не позволила Азербайджану соблюдать договоренности о прекращении огня. Потому что еще во время обсуждения возможного прекращения огня президент Турции публично заявил, что надеется, что Азербайджан не прекратит боевые действия. И в этом контексте важно подчеркнуть, что эта война не началась бы без вмешательства Турции, потому что именно Турция подстрекнула Азербайджан к нападению.

В атаке участвовали и участвуют турецкие подразделения. В руководстве боевыми действиями принимают участие высокопоставленные турецкие военнослужащие, и именно Турция завербовала наемников и террористов из Сирии, перебросила их в зону карабахского конфликта и вовлекла в нападение на Нагорный Карабах.

И это не случайно, потому что все это следует рассматривать в контексте проводимой Турцией политики, в частности, в Средиземноморье, в отношениях с Сирией, Ираком, Ливией, Грецией и Кипром. Это экспансионистская и имперская политика. Турция вернулась на Южный Кавказ, чтобы продолжить свою политику геноцида армян. И делает она это с очень конкретной целью, потому что армяне Южного Кавказа — последнее препятствие на пути Турции, чтобы продолжить свою экспансию на север, на восток и на юго-восток.

Libération: Пресс-секретарь министра обороны Армении Шушан Степанян 9 октября 2020 года заявила, что армия Нагорного Карабаха “имеет достаточно военных целей на линии фронта”. Зачем нацеливаться на Гянджу во время прекращения огня, подвергая опасности также мирных жителей?

Премьер-министр Никол Пашинян: Вы говорите “во время прекращения огня”. Прекращения огня не было. Напротив, в период действия договоренности о прекращении огня артиллерийские обстрелы Степанакерта и других населенных пунктов удвоились. И хочу привести только один факт: увидев, что никаким образом, в том числе после заявлений президентов стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, невозможно было хотя бы остановить обстрелы гражданской инфраструктуры, домов, сел, Армия обороны Карабаха решила дать ответ. И после этого ответа Степанакерт больше не обстреливался. По крайней мере, в течение последующих дней.

Libération: Поэтому Вы недавно призвали добровольцев отправиться на фронт?

Премьер-министр Никол Пашинян: Да. Потому что это не просто политическая война. Это попытка геноцида армянского народа. И армянский народ должен защищать себя, как и любой другой народ, находящийся под угрозой геноцида. Сейчас, особенно в этой ситуации, мы видим, что у карабахского вопроса есть одно решение: отделение во имя спасения. То, что называется remedial secession. Потому что другого варианта нет. В противном случае армянам грозят геноцид, физическое уничтожение и этническая чистка на территориях, находящихся под контролем Азербайджана.

Libération: Чего вы ожидаете от России?

Премьер-министр Никол Пашинян: Россия — стратегический партнер Армении, а также сопредседатель Минской группы ОБСЕ. Мы ожидаем, что Россия предпримет более активные и конкретные шаги, чтобы остановить эти наступательные действия Азербайджана и Турции в регионе. И я думаю, что другие сопредседатели Минской группы ОБСЕ и международное сообщество в целом должны помочь ей в этих усилиях.

Libération: А чего вы ожидаете от Франции?

Премьер-министр Никол Пашинян: Примерно того же самого. Но поскольку инструменты России более доступны в нашем регионе, думаю, что Франция должна поддерживать и поощрять Россию в этих усилиях.

Libération: Согласна ли Армения на переговоры через 30 лет после начала конфликта, и на каких условиях?

Премьер-министр Никол Пашинян: Мы достигли этой договоренности в Москве, и там все четко прописано. Конечно, мы готовы к переговорам. И если бы это был только карабахский вопрос, то переговоры уже начались бы при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ или одного из них. Почему не начинаются? Потому что Турция решает проблему перекройки региона и установления своего влияния в регионе.
 

Показать больше
Back to top button